Подпись:
 

 

 


Описания памятников Ф. Воланского и некоторые примечания к ним.

 

XV. КАМЕНЬ КУПРЫ, табл. IV, № 15. 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


Славянский алфавит этой надписи помещен уже мной на первой таблице. Для удобства читателя здесь, на 4-й доске, под самым камнем, изображена надпись, в оригинале змеисто извивающаяся, но здесь обыкновенным уже нынешним порядком от левой руки к правой написанная; а буквы, соединенные в оригинал монограмматически, здесь разделены, но их слитие в оригинале обозначено вверху скобками, а внизу означен точками идущий обратно бустрофедон. Итак, я читаю:

 

1. В оригинале:
Данае iма ему, Терреги, ауреа лейем;
А эр аддалес Эзмень эртоном ланi пучити.

2. По-русски:
Данаю взял он, трикраты-мощный, золотым дождем (лейем);
А руду отдал Эсмень; (чтоб) железом лоно (земли) пучити.

3. По-польски:
Danae sobie ujmuje Trzykrotny zlotem kropieniem;
Kruszec zas dales, Esmenie! oraczom by lany upulchnac.

4. По-латыни:
Danaen lovi terregi pluvia aureola vicit;
Aes autem, Esmen, dedisti ad solvere rusticus campum.

5. По-французски:
Le dieu trois fois puissant gagna Danae par une pluie d'or,
Tandis qu'Esmene donna le fer, pour labourer la terre.

6. По-немецки:
Danae fur sich gewann der dreimal Macht' ge durch Goldstorm;
Du aber, Esmen, gabst Erz dem Landmann die Feldflur zu lockern.

 

Юпитер называется здесь трикратымощным, как обозначали его Греки и Римляне; но так как славянин не имел для него особенного имени, то вместо частицы Тег (слова Terregi) поставлены в оригинале три палочки, т.е. выражение сделано числом. Для золотого дождя Славянин также не нашел в своем языке выражения и поставил латинское слово «aurea» (2). Имя Эрта (Hertha - земля как простая масса) есть оригинально славянское и встречается часто в надписях, например здесь под № XVIII. Но ей поклонялись, как божеству под именем Апии. А поэтому она являлась у древнейших Славян, названных от Греков Скифами, в двояком виде: физически и морально - как глыба земли и как душа земная. >>

 

Примечания к переводу.

 (1) Мне кажется, что тут заключается явная насмешка Славян над мифологией Греков; ибо как Юпитер был высочайшим божеством их, так Эзмень высочайшим божеством Славян. Я думаю, что Славяне хотели сказать Грекам: «ваш бог научает соблазнять, а наш учит возделывать землю, защищаться и получать всевозможные удобства». - Примеч. пер.

(2) Место, где поставлен был этот камень, показывает, что Славяне были ближними соседями Римлян; да и самая насмешка, по моему мнению, над Юпитером свидетельствует, что Славяне были в тесном сношении с Римлянами, а потому очень возможно было заимствовать тем и другим какие-либо слова друг у друга и поэтому могли оказаться в славянских надписях латинские слова regi, aurea и, может быть, многие другие. Но чтобы Славяне не имели в то время в своем языке названия золоту, в том я весьма сомневаюсь, ибо впоследствии мы увидим, что торговля давно существовала у Славян, следовательно, они были знакомы и с золотом и имели для него название.

 

 

XVI. ОСКИЙСКАЯ НАДПИСЬ, табл. IV, № 16a, b  .

 

<< Я заимствую эту надпись, под литерой а, из «C.R. Lepsius Inscriptiones umbricae et oscae, 1841», где она изображена на табл. XXVII, № 44, а впоследствии в предисловии к тексту, стр. XI, в исправленном виде повторена. Mommsen девять лет спустя передает то же изображение на табл. VIII, № 4, но с замечательно измененными формами букв, изображенных мной под литерой b. Которая из двух вернее, можно только определить сравнением с оригиналом; впрочем, кажется, что Mommsen'ово изображение вернее; потому что у него некоторые буквы имеют прицепочки, отсутствующие у Lepsius'a; между тем должно предположить, что копировщик скорее может что-либо пропустить по недосмотру, нежели прибавить от себя то, чего не находится в оригинале. >>

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


>>  Вариант "Оскийской надписи" у Моммзена не просто снабжён "прицепочками". Добавленные черты сообщают строгому и простому стилю письма художественные элементы, свойственные средневековой латинской письменности. Не исключено, что подобные "приметы" должны были удалять текст от реально существовавшей русско-славянской письменной традиции и приближать к мифической антично-римской.

 

<< Сохраняющийся теперь в Museo Borbonico камень, имеющий три фута в длину, найден, по Gwarini, в Castel di Sango. Предположенное истолкование надписи: Pacullus Decius, Paculli filius, sua impensa, vel pecunia fecit, vel posuit - весьма далеко от истинного содержания, которое на славянском языке философски преломляет трость над ничтожеством и кратковременностью земной жизни.

Надпись читается так:

1) В оригинале: Почо дее, почо свiать? Эй дiво! и пошедл.

2) По-польски: Росо dzieje, poco swiat? Еу, dziwo! i poszedl.

3) По-русски: Почто дела, почто и свет! Подивился и пошел.

4) По-латыни: Quorsum facta, quorsum mundus? Stupescit - et abid.

5) По-французски: Pourquoi les exploits? pourquoi le monde? On les admire - et s'en va.

6) По-немецки: Wozu sind Thaten, wozu die Welt? Man erstaunt und zieht ab.

 

Здесь должно заметить, что у Славян двоякое д: твердое и мягкое; у племен, употребляющих латинский алфавит, они выражаются так д, д'; в сродственном славянскому языку Санскрите имеется еще более оттенков этой буквы, а именно: да, дха, джа, дзя и проч. В этрусском алфавите вовсе нет д и его заменяет частью ф, частью т, которое, по требованию, мягко или твердо выговаривается. Оскийский алфавит имеет д, которое пишется как обращенный назад латинский R и выговаривается как чистое д; но в предлежащей надписи, в слове диво, необходимое мягкое д заменено, по этрусскому обычаю, буквой т. >>

 

 

XVII. ГНОСТИЧЕСКАЯ КАМЕЯ, табл. IV, № 17.

 

<< И эта краткая надпись взята из сочинения Моммзена (pag. 59. Tab. IV, № 2). Ее нашли лет за 12 в Рудже или Лече.

Изображение этой камеи заимствовано из Monfaucon, tab. LXXXI, № 5.

Главная сторона представляет стоящего Ориена с главою в лучах и с плеткою в руках, с надписью вокруг: MARQSOU. Продолжение надписи, без дальнейшего изображения, помещено на другой стороне: XEPOYBI. Если вместе читать, то выходит: Мартовой Херуви; по-русски: Мартовской (весенний) Херувим. По-польски: Herub'marcowy (wiosenny). По-немецки: der Cherub des Fruhlings (Marzmonats). Эта камея не относится, по моему мнению, к тому древнему времени, когда еще как в этрусских, так и в древнегреческих надписях М читался за С или Ш. Но если бы кто захотел принять М в прежнем его значении, то вместо: Мартовой, пришлось бы читать шаровой: Херувим шаровой, т.е. земного шара. Я считаю первое объяснение за правильнейшее, особенно потому, что о перечеркнуто и, следовательно, представляет q; хотя прочеркнутое о и встречается в келтиберских надписях. >>

 

 

 

Табл. IV. Рис.17. Камея.

Опубликованное изображение.

 

 
 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


XVIII. ГНОСТИЧЕСКАЯ КАМЕЯ, табл. V, № 18.

 

<< И эта краткая надпись взята из сочинения Моммзена (pag. 59. Tab. IV, № 2). Ее нашли лет за 12 в Рудже или Лече.

Leonard Augustinus во 2-м издании 1694, сделанном Яковом Gronovius'ом, на табл. 36 и 37 поместил изображение этой двухсторонней камеи из лазуревого камня и говорит в объяснение таковой на стр. 64: «это непонятные магические черты (Characteres magici)». Ebermayr повторяет на табл. VIII, № 5, письменную или заднюю сторону камеи в уменьшенном виде, и означает вместе с тем настоящую величину оригинала.

Главную сторону камня как не имеющую никакой надписи я здесь опишу без приложения рисунка.

Бородатый нагой человек (3) - представляющий силу природы - стоит и держа в правой руке жезл или копье, сверлит им сквозь свои лядвеи. Позади него находятся, подобно четырем крыльям либелл, четыре пальмовых листа, растянутые посредством трех жезлов. Может быть, они действительно должны представлять крылья? В этом случае я напоминаю, что Sanchuniathon в 1-й книге 7-й главе, изображает Хроноса с четырьмя крыльями на плечах, каковой способ изображения сделан египетским Тааутос'ом (Гермесом). Назади у этой символической фигуры виден хлебный колос с двумя листьями, как изображение плодородия помета. В левой руке он держит скорпиона и наступает ногами, снабженными небольшими крылышками, на змею, свившуюся в кольцо, внутри которого находятся саламандр, рак, птица и собака, изображающие четыре элемента: огонь, воду, воздух и землю. Augustinus, Gronovius и Ebermayer никак не могли истолковать этого, весьма ясно говорящего символического изображения.

 

 

 

Табл. V. Рис.18. Камея.

Опубликованное изображение.

 

 
 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


Эта камея весьма сходна с тремя другими, находящимися в Gorlai Dactyliotheca, № 351, 352 и 353; следовательно, и те три вышли из славянской мастерской.

Я перехожу теперь к объяснению девятистрочной надписи, находящейся на оборотной стороне этого лазурного камня, представленной мною на табл. V, № 18.

Известно, что слово «Иегова» гностиками сокращено в Иао или Иа; последнее сокращение представляет только первую и последнюю буквы имени Иеговы (И-а) и заменяет здесь Альфу и Омегу. Следовательно, не подлежит никакому сомнению, что под словом «Иа» подразумевается никто иной, как Иегова. Далее мы находим в ней три грецизма, для которых, вероятно, сочинитель не мог найти под рукою славянских выражений (4). Это обстоятельство можно объяснить и настоящим нашим положением, когда мы употребляем в разговоре часто французские блестки, имея полную возможность выразиться на своем отечественном языке. Упомянутые три грецизма суть следующие:

Первый: anemoz - мировой или жизненный дух, который здесь ославянирован в «анемой».

Второй: Lares - боги-защитники, которым дано здесь славянское окончание, и они названы «лариками».

Третий: по-видимому составной из tri-cnreia и dhlox: трижды истинно, могущий; что, конечно, одним словом по-славянски трудно было выразить.

 

Я читаю надпись эту так:

1. В подлиннике:
Иегова ес матерень анемой; не мей ларикiи тилеi еай Трикiриделiони; ликонен Эрта все ай!

2. По-польски:
Iehova duch jest potezny; nie miej Bozyszcz opiekunczych w ukryciu obok niego w istocie trzykroc silnego; bij czolem wszech Ziemio!

3. По-русски:
Иегова есть всемощный дух; не имей божков кроме его Трикраты-истинно-крепкого; бей челом вся земля!

4. По -латыни:
Iehova praepotens est Animus; ne habe Lares eum vere terpotentam; procumbe in faciem, orbe terrarum!

5. По-французски:
Iehova est un esprit tout puissant; n'aie pas de Lares a l'insu de ce Dieu veritablement trois fois puissant; Prosterne-toi dans la poussiere vaste univers!

6. По-немецки:
Iehova ist ein grossmachtiger Geist; habe keine Hausgotter hinterm Rucken des wahraft-dreimal-gawaltigen; falle nieder aufs Angesicht, weiter Erdenrund!

 

Я утверждать не могу, можно ли отнести этот славяногностический камень к памятникам письменности до Рождества Христова. Но как в самом изображении, так и в надписи нет никаких признаков, что Славяне имели тогда какое-либо сведение о христианстве.

О форме некоторых букв должно еще сказать, что М является здесь в виде Н; собственно Н же употребляется латинский; но если эта буква перечеркнута навыворот, т.е. от левой ножки снизу вверх к правой, то она слывет за С; поэтому во всей надписи не встречается другой М или С.

 

Примечания к переводу.

 (3) Phallo erecto.

(4) Соседство с Греками, а может быть и смешение, могло произвести и смешение обоих языков. Какое племя многочисленнее в смешении двух народов, того и язык более сохранится, а поэтому по количеству принятых в какой-либо язык чужестранных слов можно верно судить и о взаимном отношении этих двух народов между собой.

 

 

 

<< предыдущая  <<  содержание  >>  следующая  >>