Подпись:
 

 

 


Описания памятников Ф. Воланского и некоторые примечания к ним.

 

I. НАДГРОБНАЯ НАДПИСЬ. Табл. 1

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


1. На коренном языке:

а (русскими буквами)

Рески вес Бог, выш Вiма и Дiма, Езменю Расiей,

Имже опеце (мой) дом и децес, лепейен Езмень!

Екатезин далечим; до долу зем поежею;

Тоци веро-веро ес! какоем, Еней цар-роде.

Сидеiз с Ладоiм в Елишом, Лейты поймез, забывлаез;

Ой! дорогi, хорошiй!

 

b (латинскими буквами)

Reski wes Воg, wyz Wyma i Dima, Ezmenju Rasiej,

Imze opece (moj) dom i deces, lepejen Ёzmen!

Ekatezin daleczim; do dolu ziem pojezeju;

Toci wero-wero es! kakoem Enej car-rode,

Sydez s Ladoim w Eliszom, Leity pojmez, zabywlajez;

Oj! dorogi, chorosziy!

 

2. На русском:

Райский всех Боже, выше Вима и Дима, Езмень ты России,

Возьми в опеку мой дом и детей, наилучший Езмень!

Гекаты царство далече; до долу земли выезжаю;

Точно, ей, ей, так есть! как я Эней царь-родом!

Сидя с Ладом в Елисее, Леты черпнешь и забудешь;

О! дорогой, хороший!

 

3. На польском:

Rajski wszech Boze, wyz Wima i Dima, Iezmenie Rossyiej.

Miejze w opiece moj dom i dzieci, najlepszy Iezmienie!

Hekatezin dalekim; do dolu ziemi wyjezdzam;

Tос zaprawde, tak jest! jakem ja Enej krol z rodu.

Siedzac z Ladonem w Elizie, Lety czerpasz, zabywasz;

O! ty drogi, wyborny!

 

4. На чешском:

Rajsky WES Boze, wys Wima i Dima, Iezmene rossye,

Mejze w pece muj dum i deci, nejlepsi Iezmene!

Hekaty kraje daleke; do dolu ziem' wyjezaju;

Takto, weru weru jest - jakoz ja Enej car z rodu

Sedouci z Ladoem w Elizeju, Lety cerpas, zabudes;

O! ty drahy, wyborny!

 

5. На иллирийском:

Rajski vas-Boze, visji Vima i Dima, Esmenju Rossii,

Stittij ti moj i djetja, najliepsji Esmen!

Ekatezin dalecan, ispod zemlju zjahivam;

Tako zaisto jest, kako jesam Enej car-rodien.

Sidijes s'Ladoem u Raju, Letu cerpas, zaboravis;

O! drahi, pridobri!

 

6. На вендском:

Rajski schen Boze, husch' Wima a Dima, Esmene rossieje,

Hoplewaj moj dom da goleta, nejlepschy Esmene!

Hekatowy kraj daloki; pod sejme hojesdzim;

Wescze, sawerne, tak jo! ako ja ssom Enej kral s'rodu.

Ssejzezy s'Ladoem we nebu, Lety pozerasch, sabynosch;

A! ty drogi, dobroschiwy!

 

7. На латинском:

Deus coeleste, prae Vima Dimaque, Esmen Rhossorum,

Liberos meos protege domumque, optime Esmen!

Regnum Hecates distat; nunc in Orcum descendo;

Sic est, veriter vere! tanquam sum Aeneas rex natu.

Sedens Elysio cum Ladone, Lethen hauris, oblivisceris,

O! amate superbe!

 

8. На французском:

Dieu du ciel, superieur a Wima et Dima, Esmene de la Russie

Protege ma maisin et mes enfants, tres-bon Esmene!

L'empare d'Hecatee est loingtaine, je vais descendre aux enfers -

Oui, vraiment! aussi vrais que je suis Enee roi de naissance.

Assis aupres de Ladon dans l'Elysee, tu puises dans l'eau de Lethe et oublies;

O! cheri et superbe!

 

9. На немецком:

Himmlischer Gott, uber Wima und Dima, russischer Esmen,

Nimm in Obhut mein Haus und Kinder, allbester Esmen!

Fern ist Hekate's Reich; zur Unterwelt fahr' ich hinunter;

So ist's! so wahr als ich bin Aeneas von Konigsgeblute.

Du sitzest beim Lado im Himmel und schopfst aus der Lethe Vergessung;

O! du Theurer, Vortrefflicher!

 

Что эта надпись относится к троянским временам, в том нет ни­какого сомнения: стоит только сравнить её с древнейшею финикийско-греческой надписью на камне Киренском, причисленную к той же эпохе, объяснённую и публикованную Гамакером и Гезениусом. Мы здесь встречаем ту же интропункцию тремя точками, которая уже не находится на позднейших памятниках. Часто встречаемая в предлежащей нам надписи отдельная точка не составляет здесь де­ления фраз, а заступает только место выпущенной гласной, подоб­но тому, как исполняет это финикийско-самаританско-еврейский Аин. Также употребляется здесь, как в умбрийском, буква v за о, у и ы;

кроме того, встречаются некоторые монограммы. Последние были у Славян в весьма большом употреблении, они сохранились на рус­ских монетах и в рукописях до времён Петра Великого. Для убежде­ния стоит только взглянуть на изображение древнего русского крес­та, при котором каждое слово сливается в отдельный монограмм.

Оригинальна на этом памятнике змееобразно вьющаяся строка всей надписи, требующая, чтобы чтец её ходил в том же направле­нии вокруг камня, положенного горизонтально; при греческом бустрофедоне нужно было движение только глаза взад и вперед. Вкус к таким змеистым извивам сохранился до средних веков на северных рунах. >>

 

>> Выше отмечалось, что способ письма в виде "змееобразно вьющейся строки" (двунаправленный текст) обусловлен, прежде всего, стремлением сохранить связную последовательность знаковых символов, а также – при изготовлении надписей на надгробиях - технологией работы камнерезов.

 

<< Форма букв - славянская, без примеси финикийских форм. Алфавит к объяснению этих письмен должен быть приложен глаголито-кирилловский, а отнюдь не еврейский, греческий, или латинский;

и он помещён мною на таблице. Что последняя строка надписи со­ставляет особенное воззвание, не находящееся в связи с предыду­щим, - это весьма очевидно. Немногие на краю камня от его излома утратившиеся буквы, вероятно, означали только слово: мой.

Так как надпись довольно ясна уже сама собой для знатоков сла­вянских наречий, то мне остается немного сказать к её объяснению;

но, впрочем, может статься, что я неверно определил монограммы.

Первое слово «Pecki» может быть трояко истолковано. Во-пер­вых, «Rez» (резь) - значит битва, резня, и потому можно предпола­гать, что Рески Бог - значит бог битв.

Во-вторых, «reski» (резкий) — значит на разных славянских на­речиях живой, веселый, острый строгий и отделяющийся, здесь мож­но подразумевать, что надпись говорит: полный жизни, строгий Боже.

В-третьих, «Raj» (рай) сохранилось во всех славянских наречи­ях, и потому реек! может быть прилагательное, произведённое от слова «рай», и означать райского бога, или бога небес.

Я решился принять последнее значение, потому что Эсмун или Шмун, глава Кабиров, был бог неба, а не войны, второе же значение не заключает в себе ничего пиитического. Следующее за этим слов­цо «вес» (omni, summo, all-, tout) имеет двоякое отношение, ибо может быть отнесено как к предыдущему перед ним, так и к после­дующему за ним слову, почему в первом случае можно читать: бог всех небес, а во втором: всебог (вседержитель). Впрочем, это об­стоятельство не производит на надпись никакого влияния.

Чтобы предстоящей мне критике дружески подать руку, я попы­таюсь сам себе. возражать.

1. Отчего могла появиться на могиле Энея чисто славян­ская надпись?

Я отвечаю на этот вопрос другим вопросом; кто были Трояне? Греками они едва ли могли быть, потому что греки разорили Трою (2) . За евреев их никто не сочтёт, потому что они поклонялись раз­ным идолам, а евреи следовали в то время уже истинному моноте­изму; да и летописи еврейские того времени, которые сохранились до нас, молчат об этой продолжительной и знаменитой войне; чего бы, разумеется, Евреи не сделали, если бы это событие относилось к их истории. Кто же были они? Ассирияне, Вавилоняне, Финикий­цы, Пеласги или Этруски? Кого хотите выбирайте! Я вам представ­лю славянские надписи на камнях, принадлежащие всем этим древ­ним народам, которые как единовременные с ними публичные доказательства заслуживают во всяком случае более вероятия, неже­ли сведения, почерпнутые из путевых записок, чуждых и отдаленно живущих историков.

2. Итак, Эней был Славянин.

Я утверждаю: не только что Эней был Славянин, но что и греки называли его Славянином. Carlus Stephanus говорит об этом имени:

"Aeneas, ab ainew, quod est: laudo, aut ainoz laudans". Laus в переводе на славянском значит «слава»; от этого Венцеслав = Venceslaus, Станислав = Stanialaus, Болеслав = Boleslaus и проч. Славянину синоним Скиф (Scyth), от польского szczycic, чешского ctiti, русского чтить, что также значит почитать, славить, восхвалять.

3. Но, может быть, этот камень поставлен был над пра­хом какого-либо другого, позднейшего Энея?

Я уже заметил, что по наружным признакам этот камень относит­ся к Троянскому времени. Конечно, внук знаменитого героя, сын Сильвия, также назывался Энеем; но это может оспаривать у камня его древности не более, как на 100 лет. Напротив того я приведу здесь два обстоятельства, неуклонно повелевающие приписать при­надлежность этого памятника старшему Энею, а не внуку его.

Во-первых. Призывать Эсменя, не имевшего у Римлян никакого значения, мог только Эней старший, почитавший в нём своего пре­жнего отечественного бога кабиров.

Эней, внук, вероятно, уже принял всю народность Лациума, ибо там родились и жили его отец Сильвий, мать и бабка, а потому он не оказал бы такого неуважения к местным богам, призывая вместо их божество русское. Это мог сделать только Эней-троянец, перенес­ший с собою из Трои родной культ - поклонение отечественным бо­гам своим, которых он привык почитать домашними пенатами. Кро­ме того, он один мог только знать, что индийский Шива имел прида­точное имя Вимы. Лациум и Рим никогда не заботились о мифоло­гии индусов.

Во-вторых. Другою причиною мы почитаем то, что в надписи сохранился чистый славянский язык. Эней, внук, и даже отец его Силь­вий, рожденные в Лациуме, должны были говорить или чистым ла­тинским, или латинским, смешанным более или менее с славянс­ким, смотря по числу Славян, смешавшихся с Латинами; славянс­кий же язык никак не мог так долго сохраниться в совершенной чис­тоте своей в Лациуме.

Я не могу ничего более сказать об этом превосходном и древ­нейшем памятнике Славян, как только заметить, что пиитическое восклицание на третьей строке: «до долу земли выезжаю», сохра­няясь в устах народа, дало по прошествии многих столетий повод поэтам изукрасить предание о его геройских подвигах и нисхожде­нием в ад. >>

 

 

Примечания к переводу.

1. Есмун назывался также Ясень, Ясмень, Ясмун, Яшмун и Шмун. Кабиров было семь, вероятно, под ними подразумевались 7 планет. Они почитались за темные существа, встречаемые нами в мифологии Египтян, Финикиян и Пеласгов. Египетс­кие Кабиры почитались сыновьями Фты (Photos), финикийские сыновьями Сидика;

У тех и других 8-е божество был Есмун или Шмун, поставленный выше всех. Пеласгийские Кабиры появляются в Греции и на северных островах. На Лемносе их назы­вали Каркинои (шипцоносцы), на материке, в особенности в Фивах, также введено было служение Кабирам, и тут находился и Кабирион, т.е. главное место и храм, посвященный этому служению. В Самофракии считалось 3 Кабира. Дардан пере­нёс служение Кабирам из Самофракии в Трою, Эней перенес его в Италию, где служение Кабирам, уже под именем Пепатов, приобрело весьма важное значение.

2. В латинском языке сохранилось по сие время выражение Trojani ludi (Трояни люди), под ним подразумевались турниры, вероятно, перенесённые Троянами в Ита­лию. Под словом ludo разумеется ныне вообще игра, но нет сомнения, что это значение уже гораздо позднее возникло, а троянские люди, вызвавшие на турнир, дали повод Римлянам к усвоению этого выражения боевым играм. Если же это так, то уже одно выражение Trojani ludi свидетельствует, что Трояне говорили на славян­ском языке и, следовательно, были Славяне.

 

 

 

 

<<  содержание  >>  следующая  >>